Черти и ангелы в литературе на идише

Публикуем первую часть нашего исследования

Иаков сражается с Ангелом (Самаэлем), Густав Доре (1855) Фото: Wikimedia Commons
Ашкеназский фольклор полон волшебных историй о том, как потусторонние силы вмешиваются в жизнь человека.

Здесь и мелкие черти, и демоны покрупнее, которые стремятся навредить. И добрые ангелы, которые защищают от злых сил, и ламедвовники — тайные праведники, на святости которых держится мир, и чудотворцы-цадики. Сам Илья-пророк может прийти к вам в дом в образе бедного странника. Идишские писатели использовали народные легенды в своих текстах, переработав их на модернистский манер. 

В первой части мы поговорим о светлой стороне: об ангелах и цадиках, которые в разных образах помогают людям. 

Рабби Нахман из Брацлава, «Рассказы о необычайном» 

Сказки рабби Нахмана, основателя брацлавского хасидизма, — тексты сложные и загадочные. Они стоят на пересечении религиозной и художественной литературы и фольклора, и уже в предисловии к первому изданию мы узнаем, что понимать их стоит не буквально, а как ключи к божественным тайнам. За разъяснениями можно обращаться к многочисленным комментариям и интерпретациям, написанным как раввинами, так и литературоведами. 

Среди персонажей сказок часто возникает праведник — цадик, чудотворец, бааль тфила. Это своего рода медиатор между людьми и Б-гом, получивший сверхъестественные способности. Праведник делает защитные амулеты, которые спасают героев от злых сил, произносит молитвы-заклинания и даже способен перенестись из одного места в другое. Вот, например, как он освобождает из власти дьявола героев сказки «Мудрец и простак»:

«Попросил простак праведника спасти умников и сделать так, чтобы убедились они в том, что находились у Сатаны, а не у простых разбойников. Не успели умники и глазом моргнуть, как оказались на сухом месте; болото исчезло, и черти, их мучители, обратились в прах. Открылась тут, наконец, умнику истина, и пришлось ему объявить на весь мир, что существуют на свете и чудотворец, и царь…»

Ицхок-Лейбуш Перец, «Фокусник» 

Один из трех главных классиков литературы на идише Ицхок-Лейбуш Перец тоже любил ашкеназский фольклор. В его творчестве много рассказов, стилизованных под народные сказки, в которых происходит что-то чудесное. 

Например, в штетл однажды приезжает иностранец, «немец», не похожий на местных евреев. Никто ничего не знает о нем, кроме того что это фокусник, трюкач, кунцн-махер. Он устраивает выступления: глотает горячие угли, вытягивает изо рта платки, достает золотые монеты из-под подошвы, а из голенища — живых индюков. Публика хоть и в восторге, но сомневается, не связан ли чужак с нечистой силой. 

Наступает Песах — особенное, магическое время. Фокусник появляется на пороге самого бедного дома в штетле. Там живет пара, у которой нет денег, чтобы даже купить свечей и вина к празднику, и они не могут отпраздновать седер. Но законы гостеприимства не позволяют отказать нежданному гостю, который показывает тут новые фокусы: из ниоткуда возникают серебряные подсвечники, белоснежная скатерть, мягкие подушки на стульях и все необходимое. Пара спешит спросить у раввина, можно ли прикасаться к этому, ведь вдруг это дьявольский мираж. Но вернувшись домой, они понимают, что к чему:

«Заходят они в дом, фокусника уже нет, а седер так и стоит. Лежат нетронутые подушки, льется вино, ломается маца… Наконец они поняли, что это был Илья-пророк, и был у них веселый праздник!»

Илья-пророк, помогающий беднякам под видом какого-то подозрительного человека, появляется и в других рассказах Переца, например, «Семь лет изобилия». 

Мойше Кульбак, «Ламед-вов»

Модернистский поэт из Беларуси Мойше Кульбак обращается к легенде о ламедвовниках — 36-ти скрытых праведниках, постоянно спасающих мир. Ламедвовники непременно должны быть незаметными: это люди простых профессий, бедняки, странники. Кульбак в 1920-е заинтересовался еврейской мистикой и написал роман «Машиах бен Эфраим» о тайном праведнике и возможном мессии. Роман сегодня достаточно хорошо известен, переведен на английский и белорусский. Но за несколько лет до романа Кульбак написал и целую поэму «Ламед-вов». 

Герой поэмы — трубочист, бросивший жизнь в городе, полную страданий. На самом деле у него есть тайная миссия — избавить евреев из галута. В своих странствиях по лесам Литвы и Беларуси он находит таинственный колодец, из которого слышит голос. Это Самаэль — дьявол, которого ламедвовники обрекли на беспомощное заточение. Главный герой пытается уговорить Самаэля покаяться перед Всевышним, на что тот отвечает надменным отказом. Далее герой переживает долгое мистическое видение, и завершается поэма его духовным перерождением и возвращением к людям. Но читатель остается в недоумении: был ли это действительно тайный праведник или главный герой бредил о собственной святости?

Ицик Мангер, «Книга рая. Удивительное жизнеописание Шмуэл Абы-Аберво»

Самый ангельский текст еврейской литературы: его главный герой и рассказчик — ангел, и основное действие происходит в раю. Есть верование, что каждый еврейский младенец — это бывший ангел, который знал все тайны Торы, но, получив щелчок под носом от ангела постарше, родился в человеческом теле, забыв все, что видел в раю. Герою единственного романа Мангера удалось схитрить и появиться на свет с памятью о том, как все устроено в раю. А там все совсем не идиллически. Есть ангелы-бедняки, ангелы-сапожники, ангелы-пьяницы, ангелы, обезумевшие от несчастной любви, и озорливые ангелята. На полянке пасется бык Шорабор — легендарное существо, которое евреи будут есть, когда придет Машиах. Кроме ангелов, в раю живут герои Танаха. У царя Давида огромное имение и бесконечные семейные проблемы. Адам и Ева пробираются тайком в райский сад по ночам:

«— Видели, братцы, — позвал нас Лейбеле, — видели, как они каялись? Каждую ночь приходят они на то место, где согрешили. Они прокрадываются в рай, перелезают через забор и при малейшем шорохе убегают, совсем как райские зайцы. 

— Как же они пробираются сюда? Ангелы день и ночь сторожат ворота рая!

— Ангел всего лишь ангел, — объяснил Лейбеле. — И кроме того, караул меняют редко, раз в три года. Как только увидит изгнанная парочка, что ангел задремал, сразу же лезут через забор» (пер. В.Дымшица).

Еврейские ангелы не единственные обитатели на небесах. Рядом с еврейским раем находится рай православный, в котором живут ангелы-гои, а где-то дальше есть и мусульманский рай. 

В общем, на небе все выглядит примерно так же, как и на земле. Ицик Мангер собрал в книге множество легенд, народных мотивов, элементов бытовой религиозности и создал образ идеального литературного штетла. Роман вышел в 1939 году — накануне уничтожения мира ашкеназского еврейства. 

Кто такая соблазнительница Лилит? Каких рангов бывают демоны? Кто или что такое диббук? Поговорим об этом в следующий раз!