Что почитать? «Голоса Варшавского гетто»

Делимся книжными рекомендациями и помогаем собрать библиотеку

Фото: ИД «Книжники»
В книге «Голоса Варшавского гетто», вышедшей в издательстве «Книжники», представлены уникальные материалы архива подпольный группы «Ойнег Шабес» («Радость субботы», группа собиралась в Шаббат). Ее целью было собрать все, что относится к еврейской жизни, и сохранить уничтожаемую культуру.

С 1940 по 1943 год в Варшавском гетто существовала подпольная группа «Ойнег Шабес». Методичному истреблению евреев участники группы противопоставили свою работу историков и архивистов, задавшись целью собрать и сохранить и свидетельства огромной, разноликой еврейской культуры Восточной Европы, и свидетельства ее уничтожения.

Рассказы очевидцев и фотографии, хроники и дневники, проза и стихи, рисунки, проповеди и анекдоты, программы творческих вечеров и подпольные курсы валют, трамвайные билеты и обертки от конфет, меню ресторанов и продуктовые карточки, собранные за три года, были тщательно упакованы и спрятаны в три тайника. После войны удалось обнаружить только два из них. Работы по расшифровке уникального архива продолжались несколько десятков лет, публикация 36 томов завершилась в 2018 году.

В сборник, составленный профессором Дэвидом Г.Роскисом, вошли произведения и документы, рассказывающие о Холокосте голосами его первых исследователей — самих жертв — «от первого лица, в реальном времени, вопреки времени и на все времена».

Публикуем из сборника короткое стихотворения в прозе Йозефа Кирмана.

Все будет, как мы мечтали

Сын мой! Не жалей, что ты был со мною на запертых улицах гетто — на Дзикой, Ставки, Милой.

Сын мой, не жалей, что сегодня ты плачешь. Неважно, что когда ты смотришь на солнце, на глаза твои наворачиваются слезы.

Ты увидишь, дитя мое, непременно увидишь: там, где сегодня плач и уныние окутывают дома, там, где точно пьяный безумец правит бал ангел смерти, там, где люди в лохмотьях — груды разбитых надежд — жмутся к темным старым закопченным стенам, где гниют на пороге и голом полу тела стариков, заваленные газетами или камнями, где дети, содрогаясь, шепчут: «Мы голодаем» — и роются в отбросах, точно крысы, где изможденные женщины воздевают руки, тонкие, точно ленты, в последних бесплодных молитвах, уносящих их силы, где мороз и болезни закрывают глаза несчастным, что в предсмертной агонии грезят о корке хлеба — 

Там, мой милый, мой солнечный мальчик,
там еще настанут
те великие,
те величайшие дни,
тот последний, самый последний день —
и все будет как мы мечтали.

Варшавское гетто, февраль-март 1942 года
Опубликовано в бундовской газете «Югнт-штиме»
(«Голос молодежи»), №2/3
Перевод с идиша на английский Якоба Зоннтага