Начнём с кибуца?

Те, кто решил переехать в Израиль, неизбежно задаются вопросами — где лучше поселиться? Какой из городов больше подходит для жизни? Север или юг страны? Большой или маленький город? А может быть, кибуц?

Кибуцы, небольшие сельскохозяйственные поселения, можно назвать одним из символов Израиля. Они построены на принципах социального равенства и взаимопомощи. В стране есть программы адаптации, которые предлагаю кибуц в качестве первого дома. Мы поговорили с двумя героинями, чей путь в Израиле начинался именно в кибуце. 

Правдивы ли стереотипы о кибуцниках, о личном пространстве, процессе адаптации, ульпане, детском садике и первой работе? Ответы в новом материале.

Анна Перковски приехала в кибуц Малькия.

Он находится на границе с Ливаном, на горе в Верхней Галилее. Аня с мужем выбрали кибуц, который был готов принять репатриантов с маленьким ребёнком и собакой. 

Что из себя представляет кибуц Малькия?

В кибуце ничего особенно не производится, это коммерческий кибуц, скорее, как мошав – поселение. Люди живут рядом, они чувствую себя частью единого комьюнити, но кибуц не выглядит, как сообщество с общим производством и общей столовой, где есть общая идея. Сейчас идёт приватизация старых домов, также на территории строятся и продаются новые дома.

Как вас встретили?

Наша программа предполагала полугодовые курсы ульпана, далее можно ещё полгода проживать в кибуце и самостоятельно решать свою проблему с трудоустройством. У нас был замечательный ульпан, также был трансфер, так как курсы проходили не на территории кибуца. Ульпан был просто чудесный, у нас была аргентинская преподавательница с большим опытом, очень душевная, умеющая работать с группами репатриантов. Группу, в которую я попала, она довела до сдачи уровня «Гимель» (B1), хотя изначально в это никто не верил. Треть группы сдала экзамен на «Бет» (A2) — это те, кто начал с нуля, но они хорошо продвигались. Нам давали читать статьи, было много сложных вещей, сильно болела голова, постоянно хотелось есть шоколад, потому что голова работала просто нереально.

Что можете сказать про детский сад?

Неоспоримый плюс кибуца – это детский сад. В кибуцах только частные сады, нет муниципальных, не важно какого возраста ребёнок. В Израиле вообще считается, что в кибуцах самые лучшие садики, там маленькие группы, много воспитателей, там очень тепло и очень близко воспринимают детей. У нас были регулярные встречи с ганенет (главная воспитательница), где она очень подробно рассказывала, как ребёнок адаптируется. Это была отчасти родительская терапия с очень бережными советами. Нам ещё отдельно повезло, что в садике было 14 детей, из которых четверо были младенцами и десять от 1,5 до 3 лет. Нашей дочке было 2,5 года, когда она пошла в сад. У нас вообще была идеальная комбинация – ганенет говорила на русском, а все остальные воспитательницы не были русскоязычными и говорили только на иврите. Ганенет очень бережно ввела Амелию в садик, сначала она говорила с ней на русском, потом, когда она увидела, что ребёнок всё понимает и перевод не требуется, она бережно перешла с ней на иврит, и через месяц у нас Амелия уже говорила предложениями на иврите. Сейчас, спустя два с половиной года в стране, она абсолютная билингва, свободно владеет ивритом, у неё нет проблем с коммуникацией.

Почему решили начать жизнь в Израиле с кибуца?

Мы слышали, что там достаточно мягкая первичная адаптация, и это действительно так. Нас там встретила волонтёр, которую нам выделили. Она нам показала кибуц, показала дом, мы с ней решали первичные бытовые вопросы. Неоспоримый плюс – нам выделили отдельного волонтёра, который с нами на своей машине ездил в мисрад апним (МВД) и в мисрад аклита (Министерство Абсорбции), и мы были лишены головной боли в виде перевода с незнакомого нам тогда иврита. Я бы сказала, что это просто национальный характер, все помогают, все рады оказать поддержку в том, что они могут. Потому что в принципе Израиль — это страна олим, здесь детей приучают быть участливыми к чужим проблемам. Поэтому, как в кибуце, так и в городе люди всем помогают.

Чем жизнь в городе отличается от жизни в кибуце?

Темпом и пониманием жизни. В кибуцах (по крайней мере в тех кибуцах, где мы были), на севере, действительно люди больше привязаны к земле, к своим домам. Например, есть пожилые люди, которые живут в этих кибуцах всю жизнь, по 50-60 лет, рожают 3-5 детей. Там живут люди, которые очень искренне любят свою землю, свой дом. Они себе делают невероятно красивые территории с двориками, очень уютные, похожие на музеи. Люди работают руками, люди работают в каких-то бытовых бизнесах, предоставляют услуги. Много кто работает с животными.

Стереотипы о личных границах правдивы?

Я бы не сказала, что личные границы как-то жёстко нарушаются. Мне было сложно не с личными границами, а с тем, что я каждый день видела одних и тех же людей, и никаких других. У нас в кибуце на территории был отель, но даже с учётом этого одни и те же лица, один магазин, который работает с шести утра до шести вечера, и всё. Если нет машины, ты в принципе никуда не пойдёшь и не выедешь, и экстренно ничего не купишь, мне было с этим сложно. Также там дети гуляют одни, без присмотра родителей, для них нет ничего страшного в том, чтобы зайти в чужой дом, попросить воды, угоститься фруктами и печеньками, это для меня было дико, но вот дети так воспитаны.

Я люблю Тель-Авив больше всего на свете и хочу однажды там жить.

Мне, в кибуце не хватало всего. Мне было там скучно — при невероятной красоте природы. Человеку может надоесть всё, даже самое прекрасное. Мне хотелось просто сбежать. Ульпаном я очень довольна, садиком я очень довольна, но всё остальное — это, конечно, не моё. При том, что даже в кибуцах можно снять большой двух-трёхэтажный дом, за смешные деньги, но это для меня не аргумент, я городской житель. Мне нужен шум машин, мне нужен шум улиц, мне нужны кафешки, мне нужны встречи с моими друзьями, которые живут от меня на доступном расстоянии. Я люблю Тель-Авив больше всего на свете и хочу однажды там жить.

У вас есть совет для новых репатриантов?

Чтобы не чувствовать себя чужим и в кибуце и в Израиле в целом, нужно быть открытым. И я считаю, что у нас это получилось. Важно говорить на иврите или хотя бы пытаться. Люди здесь другие, и в кибуцах, и в городе, они очень любят поговорить — и это можно прекрасно использовать. Можно попросить помощи, они не откажут. Здесь принято быть откровенным, не держать ничего в себе, говорить прямо. Это нужно принимать, и тогда ты не будешь чувствовать себя чужим. Ну и принимать Израиль как государство, со всеми его историей и культурой, со всеми противоречиями. У меня это получается, мне повезло.

Вита Мрыхина несколько лет назад приехала жить в кибуц Ягур.

Кибуц специализируется на сельском хозяйстве, в нём проживает менее двух тысяч человек, но, несмотря на это, есть галерея, музей турецкой железной дороги, зоомагазин, бассейн, зоопарк, небольшой театр, зал торжеств и дискотека. Рядом с кибуцем проходит участок туристической тропы «Швиль Исраэль». Через год Вита уехала из кибуца и теперь живёт в Хайфе.

Почему Вы решили начать жизнь в Израиле именно в кибуце?

Решила начать с кибуца, так как репатриировалась одна и у меня не было знакомых в Израиле. На мой взгляд, кибуц — лучшее решение для одиночки с точки зрения помощи и защиты, да и в деньгах тогда была существенная экономия, жилье субсидированное и продукты в кибуцном магазине намного дешевле.

Как Вас встретили и какими были первые впечатления от кибуца?

Пока ехали из аэропорта в такси, водитель безуспешно пытался дозвониться мадриху и сообщить, что мы едем. Удалось дозвониться только руководителю программы. Так что мадрих нас не встретил, встретили участники программы, которые приехали раньше нас на полгода. В комнате было не убрано, правда в холодильнике была еда на вечер и утро. Следующие 2 дня выдраивала жилье. Но окружающие красоты, чудесная природа и приветливые жители сгладили негатив первого дня.

Как проходила адаптация, устройство на работу, учёба в ульпане?

Первые полгода практически не работала, только разовые подработки на мероприятиях и метапелет (уход за больными и пожилыми людьми – Прим. автора) у подопечной. Через полгода кончилась корзина и я пошла работать сначала в местную прачечную, потом в кибуцный детский садик. На протяжении всего периода жизни в кибуце училась в ульпане. Преподаватели очень хорошие, носители языка. Ульпан посещала с удовольствием. Также нас возили на субсидированные экскурсии: 4 или 5 экскурсий всего – Иерусалим, Тель-Авив, Эйлат и на Север.

Какие воспоминания остались о кибуце и кибуцниках?

В кибуце очень понравились природа и безопасность, помощь от Программы и постепенная адаптация в новой для меня стране. Но вместе с тем ограниченное пространство, одни и те же люди, скучновато. Но жизнь в кибуце меня подготовила к городу. Насчет людей: мне очень понравились кибуцники, было интересно с ними праздновать Рош-а-Шана, Суккот, Песах. А по поводу личных границ, у израильтян их в принципе особо нет: начинают расспрашивать буквально обо всем, о личном. Но это особенности менталитета, и в принципе я отношусь к этому нормально. О жизни в кибуце вспоминаю с теплотой, даже ездила туда несколько раз прогуляться. Это был интересный опыт.