Одна история о релокации

В рубрике «Одна история о релокации» мы публикуем рассказы новых репатриантов — тех, кто неожиданно решился на переезд в Израиль этой весной.

Мы с мужем и ребенком приехали в Израиль 21 февраля. Изначально мы планировали отпуск на пару недель, так как муж ушел с работы, а я была в декрете и особой потребности спешить у нас не было, в итоге приняли решение остаться. Мы – молодая семья, мой муж родился в Израиле. И вопрос, хотим ли мы остаться в Москве или уехать в Израиль, всегда был открыт. Со страной мы были хорошо знакомы, поскольку часто сюда приезжали, наши родственники в Израиле. А последние два года я работала на израильскую компанию, и мы также совершали сюда рабочие и корпоративные поездки, да и в целом я всегда считала, что у меня два дома – Россия и Израиль. Но, несмотря на тесную связь с Израилем, оформление документов для получения постоянного места жительства нам далось непросто. Так как мой муж уехал из страны в детстве, ему пришлось восстанавливать все документы, так же нужно было оформить бумаги для меня, ну и отдельная трудоёмкая история – документы ребенка. Дело в том, что еще в Москве мужу, как гражданину страны, нужно было сообщить посольству о смене статуса и появлении ребенка, но из-за карантина это не представлялось возможным. В итоге получается, что ребенок родился на территории другой страны у гражданина Израиля, чей брак не был заявлен ранее. И теперь, возможно, для получения документов на ребенка нам придется делать дорогостоящий ДНК-тест, но очень хотелось бы этого избежать. Моя ситуация с документами тоже непростая: я проходила гиюр и хотела получать документы именно таким образом, ведь получение документов по мужу может занять около пяти лет. И несмотря на то, что у меня на руках полный набор документов, гарантий того, что их одобрят, нет. Будем смотреть по обстоятельствам. С этим аспектом, мы, конечно, помучались.

К слову, как получать документы – мы не знали. Мы сами пришли в МВД (на данный момент мы ходили в МВД порядка 7-8 раз) и просто спрашивали всех вокруг, куда и к кому нам идти. Фактически методом проб и ошибок мы начали понимать план действий. Изначально у меня была идея обратиться в НАТИВ, но такие случаи [документы по Гиюру] НАТИВ рассматривает только в Иерусалиме.

Когда мы только приехали, я взяла одну консультацию у адвоката, она стоила 600 шекелей. На консультации адвокат разъяснила наши права и описала план дальнейших действий, но важно сказать, что у МВД разных городов свои правила. Наш адвокат была из Тель Авива, и по факту в Ашдоде нам пришлось изучать все заново.

С жильём нам повезло больше. Мы живем у бабушки моего мужа и планируем тут жить до момента, пока не накопится сумма денег, необходимая для первоначального взноса за собственное жилье.

В наши первые дни в Ашдоде я осваивалась, так как всю жизнь ездила в Тель Авив, а это совсем другие цены, магазины, транспорт и тд. Мы решили изучить цены, определились с необходимыми продуктами, а позже я отдельно изучила транспорт и дороги. По сути, в первые две недели мы устроили себе отпуск с ресторанами и морем, а после началась бытовая жизнь.

Личный архив

Периодически я выезжаю в Тель Авив погулять, но случается это нечасто, ведь у меня маленький ребенок и жизнь сейчас крутится вокруг неё.

Параллельно мы изучаем информацию о медицинской страховке и детских садах. В Израиле, в отличие от России, женщины не сидят в декрете 3 года (изначально я планировала именно так). В ближайшие пару месяцев я планирую отдать ребенка в сад и выйти на работу.

Поиск садика оказался достаточно простой задачей, так как сады – частные. Стоимость сада зависит от количества проведенных в нем часов, примерно от 2.300 до 2.600 шекелей в месяц.

Если говорить о трудоустройстве – муж уже нашел подработку, а я планирую выйти на работу в Тель Авив в мою же компанию.

Касаемо языка – пока я не решила, что делать. Я не очень хочу тратить время на посещение ульпана. Наверное, возьму репетитора из Москвы, так как местные в разы дороже, и в дополнение буду подхватывать что-то на улице.

Из видимых отличий с Москвой можно обозначить несколько.

Первое – все очень дорого. Но в какой-то момент перестаёшь переводить цены на рубли, поскольку зарабатываешь в шекелях. Ещё мне немного тяжеловато из-за за того, что моя семья пока в России, но если говорить в целом – мне здесь свободнее и теплее.

Что касается моей привычной жизни, она практически не изменилась: моя задача сейчас – обеспечение жизнедеятельности ребенка. Но зато я могу ходить с ребенком на море и на долгие прогулки, мне очень нравится, что мой ребенок будет расти и видеть абсолютно другой мир. Жизнь мужа поменялась гораздо сильнее. В Москве он был в зоне комфорта – стабильная работа, машина, зарплата. Здесь ему придется начинать с нуля.

Вообще я шучу, что «взяла смелость у кого-то в кредит [чтобы остаться в Израиле]». Но знаете, сейчас я 10 минут шла по городу пешком и пришла к морю. Мой ребенок будет расти без дополнительного витамина D, в свободной и теплой стране.

Я всегда считала, что Израиль – страна моей души, мне здесь хорошо и спокойно во всех смыслах, которые возможны, и я очень сильно верю, что у нас все получится и что все происходит не просто так, у всего есть свой смысл.

Ну и главное, почему мы решились на переезд, – это чтобы после школы мой ребенок скидывал портфель, забегал в воду и прибегал домой с солеными волосами и в песке.