«Паспортные» туры в Израиль: кто этим пользуется и как это устроено

Желание получить заветный даркон и уехать обратно порождает всё больше недовольства как среди простых израильтян, так и у власть имущих

Получить гражданство Израиля, оформить паспорт и вернуться обратно – не секрет, что такой план реализуется многими евреями.

Получить гражданство Израиля, оформить паспорт и вернуться обратно – не секрет, что такой план реализуется многими евреями. Даркон дает право на безвизовый въезд в 161 страну мира. К тому же, любой гражданин имеет доступ к знаменитой израильской медицине. В самом Израиле тема «псевдорепатриантов» не первый год вызывает горячие споры. Этой весной они вспыхнули с удвоенной силой. По данным СМИ, немало новых репатриантов из России вскоре покинули Израиль вместе со свежими паспортами. Власти страны уже отменяют для россиян некоторые льготы и собираются более жестко проверять намерения будущих репатриантов.

Редакция J-life решила разобраться, как устроена так называемая «паспортная алия» и что может измениться в ближайшее время.

Двери для паспортной алии широко распахнулись в 2017 году. Тогда Кнессет принял поправку, которая разрешила новым репатриантам оформлять даркон (израильский загранпаспорт – прим. ред.) практически сразу по приезде в Израиль. Раньше это можно было сделать только через год после получения гражданства. 75% этого времени нужно было провести внутри страны. Новый закон, по сути, давал право заполучить вожделенный паспорт даже тем, кто фактически в стране не проживает. Собственно, иммиграция ради гражданства и даркона без намерения переезжать в Израиль и известна как «паспортная алия».

Как пишут израильские СМИ, особенно активно этим начали пользоваться русскоязычные репатрианты. После вступления в силу нового закона число заявок из государств бывшего СССР резко выросло. Правда, с началом пандемии коронавируса к ним примкнули и евреи из западных стран – в основном из США и Франции.

При этом не менее 40% всех репатриантов, приехавших в Израиль после 2017 года, уехали вскоре после получения документов. Многие не прожили в стране и месяца. Это возмущает часть налогоплательщиков, которые не хотят платить «из своего кармана» за псевдорепатриантов. По закону, любой олим хадашим (так называют новых репатриантов) имеет право на «корзину абсорбции». А это, для примера, больше 18 тысяч шекелей на человека-«одиночку» за 6 месяцев (более 345 тысяч рублей) и дотации на аренду жилья в течение года.

«Мы считаем, что это использование Израиля и его желания помочь евреям репатриироваться, – говорит налогоплательщица Лиля Лапидус, – люди берут паспорт, не платят тут налоги, а приезжают сюда лечиться, используют гражданство для  передвижения по миру. Постоянно во всех местных группах Фейсбука задается этот вопрос – как, что и где делается. Люди даже не скрывают, что приезжают только за паспортом».

После начала российской спецоперации на Украине запросов на алию стало еще больше, а Израиль запустил программу ускоренной репатриации. Однако недавно газета The Jerusalem Post опубликовала статью, которая наделала много шума и, вероятно, повлияла на эту процедуру. По данным журналиста Цвики Кляйна, за два месяца из России в Израиль по программе «Возвращение домой» иммигрировали 5600 человек. Из них треть – 1800 репатриантов – якобы вернулись обратно в Россию. Насколько точны эти цифры – неизвестно, но российских репатриантов уже лишили одной из льгот: с 1 мая им не предоставляют оплаченные государством гостиничные номера. А если с документами что-то не в порядке, запрещают уехать под залог, – рассказывает москвич Арье, который этой весной пытался репатриироваться в Израиль.

«После проверки документов в аэропорту нас с женой отправили на депортацию. Отсылают туда же, откуда ты прилетел. В нашем случае это был Берлин, рейс был через два дня. Нас привезли в отель временного содержания, дали все необходимое, было горячее питание. Психологически было очень тяжело, потому что они забирали телефоны, мы могли позвонить раз в день и раз в день нас выводили на прогулку во дворе. Раньше у них было правило, что можно внести залог 3 тысячи долларов и тебя выпускают. У нас были с собой эти деньги, но у нас их не приняли. Сказали, что сейчас и так много беженцев, и деньги принимаются только от украинцев. Против нас явно было принято политическое решение».

О попытках положить конец паспортной алие говорили и раньше. В феврале в МВД Израиля заявили, что вскоре все потенциальные репатрианты будут заполнять специальную форму. В ней заявитель обязуется поселиться в Израиле, если ему одобрят алию. Те, кто получали гражданство в марте по ускоренной программе, такой документ не подписывали. Из-за ситуации вокруг Украины страна начала выдавать гражданство на месте беспрецедентно быстро: «теудат зеут» (внутренний паспорт) для приехавших в Израиль оформлялся чуть ли ни за один день. Но сейчас процесс стал намного более затянут, – рассказал израильский адвокат Артур Блаер, который специализируется на миграционном праве.

«За последнее время ситуация изменилась к худшему. Это произошло после обнародования статистики о том, что огромное количество людей, которые прошли ускоренную процедуру репатриации и получили паспорта, благополучно уехали обратно либо в другие страны. Система ужесточила контроль и режим, поэтому сейчас за один прием сделать все никак не получится. Ждать консульской проверки с момента приезда в Израиль приходится до 10 дней, для этого приходится заказывать очередь. Адвокатам по доверенности сейчас также стало сложно этим заниматься, нас перестали допускать. После консульской проверки еще несколько дней приходится ждать получения временного удостоверения личности, потом еще несколько дней – сертификата нового репатрианта, а потом становиться в очередь на 2-3 месяца, чтобы заказать израильский загранпаспорт. Ничего невозможного нет, но если у людей есть представление, что можно приехать и за неделю решить все вопросы, вынужден их разочаровать».

Помощь адвоката обойдется в несколько тысяч долларов. Как рассказал Артур Блаер, в их офисе оценка документов может стоить от 350 до 1000 долларов. Стоимость сопровождения зависит от объема оказываемых услуг, поэтому разброс – от 2 до 7 тысяч долларов. По словам адвоката, сама проверка сейчас стала жестче, чем еще недавно:

Прямой установки проводить более строгую и тщательную проверку нет, но в системе работают люди – я сейчас, в частности, говорю о представителях консульской службы «Натив» – и у них накопился скепсис и негатив. Ведь получение загранпаспорта Израиля без переезда на постоянное место жительства – вещь околозаконная. Если на консульской проверке человек скажет, что планирует лишь прощупать почву или готовит запасной аэродром, в прошении ему будет отказано. Государство делает все, чтобы максимально усложнить процесс для тех, кто хочет просто получить паспорт».

Хотя не все в Израиле придерживаются категоричной позиции в отношении паспортной алии. Депутат Кнессета Татьяна Мазарская отмечает, что для многих репатриация – это длительный процесс, включающий продажу имущества и решение финансовых вопросов. Новые граждане из Франции, Канады, США могут переехать лишь через несколько лет или жить на две страны. И этот факт не вызывает такого раздражения, как в случае с выходцами из стран бывшего СССР. К тому же, после получения гражданства человек может выехать временно для улаживания дел в стране исхода. Все-таки в Израиле довольно высокие цены, в том числе на продукты и аренду жилья.

Не стоит игнорировать и тот факт, что найти работу без знания иврита не так уж просто, – говорит житель Санкт-Петербурга Михаил, который подал документы на репатриацию в России.

Я смотрю образовательные программы в Израиле, а также дополнительные возможности  с израильским паспортом в других странах. Планирую прощупывать рынок, смотреть вакансии в Израиле и подаваться на них в начале лета. Просто приезжать «в никуда» и сидеть там, экономя «корзину», это не круто. Если будет возможность качественно трудоустроиться с перспективой, то тогда да, я буду настроен менять место жительства. Хотя экономика в Израиле снизилась, и в плане работы страна не переживает какой-то бум. К тому же, там нужен иврит и native English.

Те, кто подает заявление на репатриацию, боятся говорить о своих планах, если они не связаны с жизнью в Израиле. Хотя есть и другой взгляд на паспортную алию. Даже если репатриант – «ненастоящий» и получил даркон ради даркона, это укрепляет связь человека с еврейским народом и поощряет пускать корни в Израиле. Возможно, такой момент наступит далеко не сразу. Хотя, как показывают события этой весны, паспортная алия в любой момент может превратиться в алию настоящую.