В театре «Шалом» прошла премьера спектакля Галины Зальцман

На «Поезде жизни» — к новой, счастливой реальности

Фото Марка Еленцова

-Примечательно, что автор выпускает в «Шаломе» уже вторую свою постановку. Выбор данного сюжета стал результатом долгих поисков, а определяющим фактором было соответствие двум требованиям, чтобы он отвечал миссии театра, и при этом откликался в контексте сегодняшнего времени.

Нынешняя премьера оказалась заявлена ещё летом 2023 года, а в декабре — анонсированы подробности. Вообще, почти все авторские творения Галины Зальцман — лауреаты и номинанты российских и международных фестивалей «Solo», «Территория», «Новосибирский транзит», «Фестиваль театров малых городов России», «Арлекин», «Золотой софит», «Золотая маска»: «Тема Холокоста очень распространена в еврейском культурном поле. Мне интересен этот материал, потому что он одновременно насыщен юмором и экстремально трагичен. Это – рассказ о счастливом спасении, эдакий новый Исход. Про то, как евреи от нацистов уехали в Палестину. История красивая и невероятно трогательная, нелогичная и смешная. И при этом — в ней все, как в жизни: от начала и до конца.»

Художник — постановщик спектакля — Семён Пастух, на его счету более двухсот крупных театральных проектов. Он сотрудничает с Большим театром, с Московским академическим музыкальным театром им.К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, театром «Современник», Мариинским и Александринским театрами в Санкт-Петербурге и другими. Работал в США — в Американском театре балета (Нью-Йорк), в репертуарном театре Индианаполиса: «Очень люблю взаимодействовать с Галиной Зальцман в творческом плане. Это — наш четвертый совместный спектакль, и каждый из них – особенный. В «Поезде жизни», конечно, для меня — тема личная. Мои родители – румынские евреи. Папа родился в Бухаресте, а мама – в Яссах, они переехали в Молдавию перед началом войны. Потом папа ушел на фронт, а мама пережила эвакуацию.»

«Поезд жизни» — актуальная, животрепещущая история и для тех, кто способен смеяться над абсурдом реальности, и для тех, кому так нужна надежда на свет в конце тоннеля. Разумеется, постановка получилась весьма гротесковой, объединяя в причудливых, поражающих воображение образах, простое и сложное, высокое и низкое, комическое и трагическое.

Происходящее на сцене длится час сорок, без антракта. Сюжет постепенно переносит нас в лето 1941-го. Евреи из местечка, расположенного где-то в Восточной Европе, прослышали о зверствах гитлеровцев и на общем собрании решили ради спасения… депортировать себя сами. Что для этого нужно сделать? Конечно же, купить поезд! Проблема ли это для евреев? Нет. А вот найти нацистов, чтобы этот поезд охранять — цель не из легких, но отыскать таких обязательно надо, ведь «настоящие нацисты депортируют нас по-настоящему!» — с юмором произносят герои спектакля, неминуемо вызывая смех в зале. Вот почему им так важно не допустить появления настоящих немцев, предотвратив трагедию и возможно – спасти свои жизни.

И вот, деньги с евреев общины наконец собраны, благодаря чему, на сцене появляется поезд-фантом, идущий по Европе – в далекую Палестину, где герои должны обрести своё счастье и спасение. Правда, алгоритм движения этого железнодорожного состава не значится ни в одном расписании.

На сцене мы также видим стену, копию той, что была в Варшавском гетто. У главного героя есть только эта поверхность и уголёк, с их помощью он пересоздаёт свою реальность. Рассказчик Шломо, передающий нам свою невероятную историю, то ли сумасшедший, то ли мудрец. Актёр Антон Ксенев уточняет: для него этот герой – не реальный человек, а скорее образ, особая энергия, феномен внутренней миграции. Когда, находясь посреди кошмара, человек придумывает свой уютный уголок, где ему будет хорошо.

В этой истории многое переворачивается с ног на голову и меняется местами. Еврей Мордехай Шварц, переодетый в нацистскую форму, заигрывается, костюм становится его формой одежды, маска прирастает к лицу, что создает весьма сложный, многозначный образ: «Я думаю, что для каждого из нас, это — непростой и тяжелый выбор – всегда оставаться просто человеком. Это — только форма, а внутри — твоё содержание, которое должно оставаться содержанием…» – прокомментировал действия своего героя почётный деятель искусств Москвы, актёр Дмитрий Цурский.

В премьере занято еще полтора десятка талантливых артистов. Среди них — старейшие актеры театра Григорий Каганович и Геннадий Абрамов, Янина Хачатурова, игравшие еще у режиссера Александра Левенбука, Вероника Патмалникс, Никита Кругляк, Карина Пестова, Сергей Шадрин, Антон Шварц, Дмитрий Уросов, Александр Мокроусов, Павел Шингарёв, Алина Исхакова, Николай Тарасюк, Евгений Овчинников и Игорь Цыбульский.

До глубины души тронула игра известной в театральном мире личности, Григория Кагановича, заслуженного артиста РФ, исполнявшего роль мудрого Ребе. Казалось, он настолько проникся происходящим, что во время спектакля в его глазах стояли настоящие слезы.

Насмешил и образ неумелого «машиниста поезда», в исполнении представителя еще той, старой советской актерской школы, Геннадия Абрамова, почётного деятеля искусств г.Москвы.

В день премьеры, приятным и новым открытием стал для меня актер Сергей Щадрин, блестяще справившийся с ролью Йоси, его герой постоянно заставлял смеяться и улыбаться весь зал. Этот забавный, энергичный, искренний, неуклюжий и неумелый молодой человек, прообраз «маменькиного сынка» — точно заслужил в этот вечер приз зрительский симпатий.

Образы нацистов (немцев), одетые в настоящую военную форму тех лет, вызвали у меня и у остальных гостей мероприятия — ужас и полное отвращение. То и дело появляясь на сцене, со зловещими, белыми, одинаковыми окаменелыми лицами, они почему-то играли на разных музыкальных инструментах. Редкое общение с ними беглецов из еврейского местечка – порождало у гостей вечера оторопь и самые отрицательные эмоции. Режиссер, очевидно, специально чрезмерно гиперболизировала их образы, наверное для того, чтобы нам, зрителям, смотреть на фашистов было еще страшнее. И Зальцман — в полной мере удалось реализовать задуманное.

Надо также отметить, что в этом спектакле очаровали оригинальные световые решения, музыка. Музыканты были спрятаны от зрителей, но сильные, волнительные мелодии, словно в страшном кино, пробирали до мурашек, как нельзя точно соответствуя происходящему. Видно, что создатель авторских музыкальных произведений для подобных сценических постановок, заявленный в программке, как некий «Ванечка (Оркестр Приватного Танца)» — выполнил свою работу более, чем на отлично, грамотно прочувствовав всё то, что от него требуется: «В этой истории мне интересно то, что во всем ужасе, происходящем в мире и тогда, и сейчас, мы можем найти что-то прекрасное. А когда прекрасного нет — придумать его. Музыка к спектаклю рождается в процессе репетиций, разговоров, прочтения материала, общения с артистами. Это – мой третий спектакль в этом театре, и хочу сказать: обожаю труппу «Шалома». Здесь не нужно объяснять, что я хочу от артистов, которых я в тот или иной момент «делаю» музыкантами. Мы полностью доверяем друг другу»

Невероятно впечатлили и аутентичные, правдивые костюмы к спектаклю — самые разнообразные, сочные, яркие цвета, как нельзя лучше соответствующие своим героям и минувшей исторической эпохе.

Возвращаясь к теме декораций. До начала спектакля, я долго размышляла, как же режиссер поместит на сцену целый поезд? Какими художественными средствами и приёмами Галина Зальцман решит эту нелёгкую задачу? Благо, мастер и с этим справилась блестяще. Благодаря мигающим в глубине сцены большим фарам и удачным звуковым решениям, транслирующимся в зал — громкому гудку и привычному шуму поездов и железной дороги, у зрителей создалось абсолютно чёткое ощущение, что перед ними — самый настоящий поезд из прошлого века.

Также, говоря о специальных приёмах, неординарных эффектах и креативных задумках режиссера, надо отметить изумительную видеопроекцию поезда и рельсов, когда ткань широкой юбки актрисы на мгновение стала экраном, словно для просмотра диафильмов, что тоже сильно поразило, удивило и отложилось в памяти.

Градус эмоций в «Поезде жизни» невероятно зашкаливал, здесь смешались и любовь, и предательство, и ненависть, и зависть, и щедрость, и меркантильность, и стремление к справедливости, борьба за власть, и противостояние отцов и детей, да и просто жажда жизни, которая сильнее самой смерти. Эти фонтанирующие страсти рождали и неожиданные сюжетные повороты, потрясающие комические ситуации, мудрые философские рассуждения: «А святая земля только в одном месте?» — спрашивает веселая девочка с рыжими косичками, спасающаяся в том самом поезде, вместе с остальными, от нацистского преследования. И получает дальновидный ответ, что земля могла бы быть святой везде, если бы этого захотели люди.

Пока наблюдала за героями премьеры в «Шаломе», вспомнила, что совсем недавно, в этом же мае, мне посчастливилось увидеть не менее мощный, трогательный музыкальный спектакль «Кабаре Терезин», признанный лучшим музыкальным спектаклем России на фестивале «Музыкальное сердце театра» 2022 года, вошедший в лонг-лист фестиваля «Золотая Маска», основанный на стихах и музыке узников концлагеря Терезиенштадт. Среди лозунгов заключенных был и такой: «Лучше умереть от смеха, чем от страха». Вместе, узники шли на работу и на редкие, но насыщенные праздники, что создавало у них хрупкое ощущение, что жизнь худо-бедно налаживается. Зрители часто не могли сдержать слез, когда Ильзе (Валерия Ланская) эмоционально пела на немецком языке сочиненную в лагере колыбельную «Wiegala». Эта постановка продюсера Михаила Шейнина и режиссера Нины Чусовой появилась, благодаря поддержке Виктора Вексельберга, председателя попечительского совета Еврейского музея и центра толерантности, члена бюро президиума РЕКа, семья отца которого погибла в гетто и Евгения Белова — члена президиума НО БФ РЕК.

Так вот, я пришла к выводу, что у «Кабаре Терезин» и у «Поезда жизни» — очень много общего, а именно — стремление Нины Чусовой и Галины Зальцман рассказать людям о страшной трагедии – весело, с тонкой национальной иронией и еврейским юмором. При этом, в конце обеих постановок, начинаешь переживать за героев все больше и больше, каждую минуту осознавая неминуемую, смертельную опасность, грозящую их жизням. И если узников Терезинского гетто, в процессе спектакля, одного за другим отправляют на Восток, в печи Аушвица, то финал «Поезда жизни» — открыт. И гостям вечера так до конца и не ясно – удалось ли обитателям местечка уехать на этом фантомном поезде и скрыться от нацистов, спастись, или все они погибли в огне Холокоста.

Не секрет, что режиссеры кино и театра все чаще стали обращаться к этой страшной теме, ведь только так мы можем сохранить нашу историческую память, зафиксировав все документальные факты злодеяний нацистов. Метод личных историй, который Зальцман применила в «Поезде жизни», Российский Центр «Холокост», уже более тридцати лет занимающийся сохранением памяти о Холокосте, успешно перенес на подготовку учебных пособий, поэтому, в 2004 году, в образовательный стандарт российских школ вошёл термин «Холокост», и любой современный учебник для мальчиков и девочек содержит небольшую, дозированную информацию о Холокосте, чего, к сожалению, не было прежде. Сотрудники Центра «Холокост» предлагают знакомить современных ребят с судьбами их сверстников — детей войны, вместе с учителями читать военные письма, дневники.

Лично я давно работаю с темой Холокоста, выпустила на эту болезненную тему большое число интервью и знаю по воспоминаниям моих собеседников, что однажды, самая настоящая группа женщин, молодых мам, из числа эвакуированных со своим чадом, с началом Великой Отечественной войны, действительно скинулась и «купила» поезд, а точнее — место в вагоне, вместе с услугами машиниста, чтобы, наконец, уехать из Средней Азии, в более привычные и благополучные регионы бывшего СССР. По этой причине, возможно, этот самый спасительный поезд жизни мог бы вполне стать реальным, сберегающим жизни, транспортом, символом спасения от гибели, и ничего фантомного и фантазийного тут бы не было. Просто тогда, жителям местечка самым важным было бы — успеть выехать из опасных мест до прихода германских войск.

За время премьеры мной овладевали самые разные эмоции: грусть, слезы, смех, улыбка, сострадание и сочувствие к жителям штетла, глубокое переживание за их судьбы, ненависть к преступному гитлеровскому режиму, унесшему столько невинных жизней, размышления о том, как люди вообще могли допустить такое на своем веку?!

И наверное, правильно, что у этого самобытного действа — не было антракта, после которого зрителям пришлось бы действительно тяжело возвращаться в эту особую, уникальную реальность, созданную драматургом. Обязательно сходите в театр «Шалом» и посмотрите «Поезд жизни»! Даже если вы не любите зрелища на исторические темы, благодаря фееричному, постоянно фонтанирующему национальному юмору, которым наполнен спектакль, он точно придется вам по душе.

Источник: Литературная газета