Впервые искусственный интеллект используется для просвещения о Холокосте

Инге Ауэрбахер опасается за будущее, когда такие пережившие Холокост, как она, больше не смогут свидетельствовать, пишет журналистка AFP Дебора Коул

Фото: isroil.info
Но достижения в области виртуальной реальности и искусственного интеллекта дают ей надежду, что их истории будут жить.

88-летняя Ауэрбахер стала звездой нового интерактивного VR-приключения под названием «Скажи мне, Инге», в котором она рассказывает о своем ужасном опыте маленькой девочки-еврейки в нацистском концентрационном лагере и о том, чего ей стоило не сдаваться.

«Я участвовала во многих проектах просвещения по вопросам Холокоста, но я считаю, что это создано для сегодняшнего дня, — заметила Ауэрбахер, которая приехала из своего дома в Нью-Йорке на презентацию в Берлине 6 июня. — Я хотела, чтобы его можно было использовать для всех возрастов, особенно для молодежи. С книгой вы должны создавать свои собственные образы в своей голове, но с этой технологией вы видите это своими глазами».

С помощью искусственного интеллекта пользователи VR-шлема могут вести «беседу» с Ауэрбахер, расспрашивая о ее встрече с душераздирающими потерями и случайным героизмом. Этот проект является результатом сотрудничества между базирующейся в Лос-Анджелесе компанией StoryFile, Всемирным еврейским конгрессом и владельцем фейсбука (Meta, признана в РФ экстремистской организацией), которые объявили его первым опытом просвещения в сфере Холокоста с помощью ИИ и метавселенной.

Ауэрбахер потратила два дня на интервью, ответив примерно на 60 вопросов на беглом немецком и английском языках, чтобы создать базу данных видеофайлов. Когда пользователь задает вопрос на основе подсказок на экране, система переключается на этот раздел интервью, используя ключевые слова и «ответы» Инге, создавая эффект захватывающего диалога один на один. На экране Ауэрбахер носит шарф с бабочкой и брошь — для нее это символ полутора миллионов детей, убитых нацистами. На заднем плане 3D-анимация и архивные кадры иллюстрируют ее историю.

На вопрос, как она видит свое изображение через гарнитуру, бодрая Ауэрбахер со смехом ответила: «Это было здорово, я так молодо выгляжу!»

Соучредитель StoryFile Стивен Смит, три десятилетия работавший в области изучения Холокоста, рассказал, что технология позволяет пользователям «говорить с историей через людей, которые прошли через нее». «Я провел большую часть своей жизни с людьми, пережившими Холокост, и, несмотря на всю ненависть, которую они испытали, они внесли огромный вклад в развитие общества, — заявил он AFP. — Есть многое, что можно взять у человеческого духа, у стойкости и упорства. Таким образом, этот проект дает молодым людям возможность очень рано открыть глаза».

Помимо программы для гарнитур доступны версии для смартфона и компьютера. Разработчики считают, что идеальным местом для их использования были бы музеи и школы.

Ауэрбахер была последним ребенком-евреем, родившимся в ее родном городе Киппенхайм на юго-западе Германии в 1934 году перед нацистской кампанией геноцида. В то время как ее бабушка была депортирована в Ригу и убита, Ауэрбахер и ее родители были отправлены в концлагерь Терезиенштадт, когда ей было всего семь лет. Ей было 10 лет, когда она обрела свободу. Сейчас, путешествуя по миру в качестве автора книг и педагога, Ауэрбахер заявила в парламенте Германии в прошлом году в Международный день памяти жертв Холокоста, что необходимо бороться с распространяющейся «раковой опухолью» ненависти. В 2017 году в Германии был принят закон, требующий от социальных сетей удалять отрицание Холокоста и другой незаконный контент и сообщать об этом в полицию после многих лет безудержных злоупотреблений. Несмотря на то что они удалили множество нарушающих правила аккаунтов, большая часть контента была перенесена на другие платформы, что создает постоянные проблемы для правоохранительных органов. Ауэрбахер заявила, что хочет, чтобы новые технологии виртуальной реальности и искусственного интеллекта стали еще одним оружием в войне против дезинформации и разжигания ненависти.

«Когда ты мертв, тебя нет — не все верят в рай. И для меня важно, чтобы эта история не умерла, — заметила Ауэрбахер. — Когда я уйду, возможно, кто-то вспомнит меня. Эта технология есть, и мы должны ее использовать».

Источник